10 апр. 2012 г.

Коробка с мухами: открывая каждый следующий раз, находишь их в новых точках, часть дохнет, часть вяла - ползет. Ты можешь наметить общую тенденцию, не можешь предсказать, как именно будет умирать та или иная черная. Но знаешь, будь ты бдителен - все умрут здесь.
Траектория мухи, ограниченная ударом мерзкого тельца о картонную стенку - это вопрос, ограниченный ответом. Оторванный от причины, он - коробка, норовящая заключить случайность в грубые бока небрежно скроенной материи.
Облако мух, вообразивших, будто Колосс причинно-следственной связи шепчет каждым взмахом их крыла, растлевая реальность на мнимую и действительную, запечатлевая в блеклых полароидах стремительные ускорения и умалчивая о крови на плотной бумаге и бренности слабых конечностей. Взмах, еще взмах - как ты свободна, моя прекрасная! Лети, лети! Удар, еще удар - как жестока реальность, сулящая разочарованием - так краток путь прямолинейной траектории.
Вопрос о причине находится на пересечении стенки и пути: чем стремительнее желание ответа, тем сильнее удар. Заведомая глупость - квинтэссенция разбитых тел и слабых конечностей, убийца, желавший помочь. Хаос мечущихся взывает к ответу и лишь обессилевшее дно ищет причину вопроса, напоминая безногих бойцов, забытых на поле боя, пьющих свет звезд в последние часы обезвоженного головокружения, сухих губ и мокрых глаз.

Мухи в коробке - насмешка шаловливого ребенка. Летающее - ограничить.