10 апр. 2012 г.

2x2. Эволюция вельветового отслоения, фетиш наивного бунта, присыпанный приправой острого взгляда — интеллект и пренебрежение безынтересным как бабочки в распухшем от голода животе исхудавшего ребенка. Щербет щебечет щеткой щеки щеночка: Валя принесла суп, а Мария любит свое полное имя. Уныло, уныло, не вы, не вы, не я, не я. Дверей больше, чем дверных мастеров — достанется каждому. А пока щупать лобок соседа, ласкать его взглядом: перо, случайно задевшее шею, не предается жалости, злость ему чужда. Концерн иссякнувшей нежности, вива солипсизм, о ты мое средство существования, о кровь из шеи девственницы, а я вампир, умывающийся росой лунного света. Выключатель не предусмотрен, мир-антитостер, охлаждающий ладошки к завтраку. Немного пены — экстракт десен свежевыржанной лошади. Довольно.